Публикация

Неопределенный статус террористических организаций

Террористический акт для меня продолжительное время четко ассоциировался с башнями близнецами в Нью-Йорке и событиями 11 сентября 2001 года.К моему глубокому сожалению, слова «терроризм», «террористический акт» и «террористическая организация», которые мы в свое время слышали только в привязке к США, Ираку, Афганистану и другим «горячим точкам» укоренились и в нашей разговорной речи.

Эти слова вошли в нашу речь не так давно, а с началом активной оккупации Крыма и Донбасса, именно, с весны 2014 года мы привыкли слышать и наблюдать события с корнем слова «террор».

Однако, не смотря 4-летнюю историю борьбы с проявлением терроризма в нашей стране – мы так и не определились, кто должен давать оценку действиям, организациям, событиям, как террористическим.

Парадоксально, но, законодатель до сих пор не определился с тем, кто должен определять является ли организация террористической. Чтобы отнести организацию к террористической последняя должна заниматься захватом заложников, поджогами, убийствами, пытками, запугиванием населения и органов власти.

Наверное, это странно слышать, но на сегодняшний день нет ни одного нормативного акта, который бы четко определял ДНР и ЛНР, как террористические организации.

 

Террористическая организация устанавливается судом

 

Органы правопорядка при расследовании уголовных дел связанных с терроризмом, отстаивают позицию о том, что организацию террористической должен признавать суд в своем приговоре.

С одной стороны это логично. Поскольку для того, чтобы обвинить организацию, собрание людей в терроризме необходимо достаточное количество доказательств, которые должен оценить суд и сделать соответствующий вывод.

Что должны доказательства доказывать?

Ответ кроется в Законе Украины «О борьбе с терроризмом». Чтобы террористическая организация была признана таковой, она должна вести свою деятельность, направленную на захват заложников, поджоги, пытки и прочие, установленные этим законом противоправные действия.

Согласитесь, что порядок доказывания у нас предусмотрен исключительно в рамках судебного производства, что автоматически привязывает к судебному производству.    

 

…или устанавливается Парламентом

 

С другой стороны, Верховная Рада Украины обратилась в различные международные организации Европейского парламента, Совета Европы, ООН, ОБСЕ и многим другим с заявлением о признании российской агрессии и преступлений, совершенными террористическими организациями ЛНР и ДНР.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что парламент уже признал ЛДНР террористическими и просит международное сообщество признать преступления, которые они совершили. Проще говоря, Верховной раде не нужно ждать конкретного уголовного производства над членами организаций ЛДНР, в ходе которого признавать такие организации террористическими.

 

Чем грозит подвешенный статус ЛДНР? 

 

Такая несогласованность и отсутствие конкретного ответа является серьезной почвой для нарушений, причем как со стороны настоящих террористов, так и со стороны тех, кто должен с ними бороться.

К примеру, логичный вопрос: «Является ли ДНР и ЛНР террористическими организациями, если решения суда по ним нет?». А отсюда еще один практичный вопрос: «Является ли ведение хозяйственной деятельности на территории ЛДНР или с предприятиями там находящимися финансированием терроризма?».

Исходя из выше указанной логики – нет. Ведь ЛДНР террористическими организациями в судебном порядке не признана, соответственно управление такими предприятиями или работа с такими предприятиями не могут рассматриваться как работа террористическими организациями.

Хотя на практике имеем другую ситуацию, зачастую украинские предприятия обвиняют в пособничестве, финансировании терроризма, в лице ЛДНР. Однако, вопрос доказывания является ли сама ЛДНР террористической организацией остается открытым. Суды занимают позицию, что а-приори – да, является. Вот только какие доказательства оценивал суд при принятии такого решения? Ответ мы находим в решении Верховного суда от 05 июля 2018 года, который говорит о том, что факт того, что ЛДНР является террористической организацией, подтверждается обращениями парламента Украины к международному сообществу.

Однако, любой студент юрфака знает, что парламент принимает решения в виде нормативных актов, а не обращений, писем, заявлений. А такие обращения не порождают никаких правовых последствий, а направлены на достижение политических результатов.

Такая ситуация похожа на выражение «ловить рыбу в мутной воде», т.е., извлекать выгоду из чьих то затруднений.

Отсутствие конкретных ответов на вопросы: «что такое хорошо?», а «что такое плохо?», - дает возможность применять силовикам меры давления на бизнес и дает щель для настоящих террористов уходить от ответственности.

Поделиться:
84

04.09.2018

Поделиться:

Другие новости

img

Копия Изменения и риски в ведении бизнеса в 2018 году

 

2018, несомненно, был насыщенным: принятие различных законов, военное положение, все та же стабильная нестабильность экономики. Пора пришла подводить итоги. Разберемся с основными рисками и изменениями, с которыми столкнулся бизнес в это...

Узнать больше
img

«Маски-шоу стоп-2»: подарок на Хэллоуин

«Кошелек или жизнь?» Что нового в защиту бизнеса принес не украинский праздник Дня всех святых?

 

31 октября 2018 года Президентом Украины после продолжительной паузы был подписан закон, который получил условное на...

Узнать больше