Публикация

Террористические организации 2.0.

Проблемы есть??    Статья 24 Закона Украины «О борьбе с терроризмом» предусматривает ряд санкций, которые применяются в отношении террористических организаций, а статьей 258-3 Уголовного кодекса предусмотрена уголовная ответственность за создание террористической группы или организации.

На первый взгляд, все нормально и ничего не предвещает беды, но есть одна важная проблема: отсутствие в национальном законодательстве порядка признания террористических организаций. То есть, нет указания на тот орган государственной власти, который сможет компетентно рассмотреть данное дело, соблюдя процедуру, подсудность дела и все вытекающие отсюда последствия. Напрашивается вопрос: «А как тогда признавать организации как террористические?» (спойлер: в Украине пока никак).

 

Две тропинки, два пути…

В мире существует всего два пути для признания организации террористической:

а) политический

б) судебный 

Если подробнее, то первый предусматривает активное участие в такой процедуре органов государственной власти (ведущие политические партии, правительство, парламент, глава государства и т.д). Он характерен для Канады, США и Великобритании.

В судебном механизме главную роль играет, конечно же, суд.
Такой метод больше применяется в бывших странах Советского Союза: Российской Федерации, Беларуси и Казахстане.

 

А как у них?

В основном в большинстве государств мира есть свои собственные списки организаций, которые они самостоятельно признали террористическими.

В США такие списки регулярно подготавливают эксперты госдепартамента. Далее объявляется запрет деятельности этих организаций на территории страны. Гражданам запрещается предоставлять финансовую и любую другую помощь таким организациям, контактировать с членами группирований, а последним к тому же - въезд на территорию страны (все их американские счета, ко всему прочему, арестовываются). Вдобавок, у США есть список стран, которые предоставляют поддержку актам международного терроризма – так называемым государствам-спонсорам терроризма.

В Великобритании же такие списки подготавливают сотрудники Министерства внутренних дел и передают их на утверждение парламенту государства. Процедура «просто и со вкусом».

И пока Украина мечтательно «тянется» к стандартам США и Великобритании, мы сталкиваемся с самой крайней формой террористических организаций: с контролем террористических организаций со стороны государства-агрессора.  Такая страна не только поддерживает международные террористические организации, но и осуществляет контроль над их действиями. Понятно, что подобные террористические организации используются государством в целях тайного ведения войны.


Давно и неправда

Разговоры о необходимости признания ЛНР и ДНР ведутся уже очень давно и, как мы видим, не очень успешно. Еще в мае 2014 года Генпрокуратура якобы присвоила данным организациям статус террористических. Но на каких основаниях? Логические процессы дают сбой и мигают красным.

14 января 2015 года украинский парламент обратился к ЕС, Европарламенту, ПАСЕ и ряду стран (США, Канада, Австралия, Япония) с просьбой о признании ЛНР и ДНР террористическими организациями. Снова-таки вопрос: «И что?» - «Ничего» - ответим вам откровенно.

 

(Не/возможные) пути признания организации как террористической в Украине

Итак, первый способ. На данный момент судебная практика идет тремя различными стезями. В некоторых приговорах содержится формулировка о том, что перечисление в обвинительном акте признаков террористической организации достаточно для понимания того, что ЛНР и ДНР являются террористическими организациями. И, как следствие, за сотрудничество с предприятиями ЛНР и ДНР (осуществление транзакций с ними тоже сюда) установлено наказание. Сюрприз: нежданно-негаданно мелкий и средний бизнес надел чулочную - с прорезями на глазах - маску финансиста терроризма, сам того не подозревая.

Что касается второго способа, то здесь есть часть судебных решений, в которых судьи приходит к выводу о том, что ЛНР является террористической организацией, поскольку об этом есть упоминание в обращении Верховной Рады в международные организации (такие как ООН, ЕП, ПАСЕ). Каким образом одно лишь упоминание может быть основанием для чего-то – еще один риторический вопрос в нашем списке.

 

Запустить процесс или топтаться на месте

Очевидно, что процесс признания ЕС ДНР и ЛНР террористическими организациями должен начаться, прежде всего, с Украины (а не с взываний к другим странам или сообществам). И уже потом задавать данный вопрос в рамках международного права и системы. Поэтому в первую очередь необходимо применить некоторые меры украинской стороной, и только тогда выводить проблему на международный уровень и перекладывать на других свои проблемы.

Законодательству до сих пор не уделено внимание в части урегулирования данного вопроса. Ни в одном законе, ни в кодексе не прописан порядок признания организации террористической, отсюда и все наши проблемы, и недоразумения, и эта статья.

 

Моя попытка №5

27 января 2015 года в первом чтении парламент принял проект Закона «О внесении изменений к некоторым законодательным актам о признании организаций террористическими». Он гласит, что признавать организации террористическими должен Высший административный суд Украины. И в это же время документ содержит норму, в соответствии с которой это может осуществляться и решением Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ). Получается, СНБОУ может принимать решения, которые этим же законопроектом подвластны суду (???). Еще ни одна процедура признания террористической организации в мире не предусматривала подмену функций и полномочий одного государственного органа другим. Украина, как всегда, первая.

 

Суд или не суд, сделай же что-нибудь

На мой взгляд, самой правильной позицией является третий тип судебной практики, который говорит, что согласно ст.24 ЗУ «О борьбе с терроризмом» решение о признании организации террористической может быть вынесено исключительно судом, в рамках отдельного судебного рассмотрения.

Таким образом, необходимо сначала в судебном порядке определить статус ЛНР, их политических и должностных фигур, и только в случае вынесения соответствующего решения, последнее будет иметь преюдициальное значение, т.е устанавливать обстоятельства, которые не подлежат в последующем проверке.

Если попроще, то при вынесении приговоров пособникам террористов, стороне обвинения нет необходимости доказывать террористический статус ЛДНР, достаточно будет сослаться на раннее вынесенное судебное решение.

 

Бессмертие Надежды

Я негативно отношусь к происходящему на востоке Украины и считаю установление власти ЛНР оккупацией, но моя профессиональная деятельность заставляет критически относиться к любым заявлениям и обстоятельствам и проверять их конкретными и четкими доказательствами.

У известного русского шоумена Семена Слепакова есть строки песни: «Я очень рад, конечно, что вот-вот подорожает нефть. А че, б*я, если нет? Че будет, если нет?» Так вот, аналогично, что будет, если на каком-то витке истории эти организации не будут признаны террористическими?

Власть разберется в формулировках и примет решение о том, что более уместно применять понятие «сепаратизм», что в свою очередь не имеет таких последствий и для бизнеса, и для граждан (надежда, как известно, умирает последней).

 

Так и что в сухом остатке?

В итоге, отсутствие статуса ЛНР и ДНР в условиях военного конфликта и повсеместное расследование «финансирования террористических организаций» создают благоприятную почву для незаконных манипуляций.  Законопослушный бизнес становится жертвой всего «арсенала правоохранительной системы», а в это же время оставляется незакрытой дверь для тех, кто своими осознанными действиями ведет к беспорядкам и насилию.

Почему государство остается равнодушным в этой ситуации – самый главный вопрос, требующий скорого ответа. А пока что нам остаётся только использовать строки песен Слепакова в качестве метафоры.

Поделиться:
100

20.09.2018

Поделиться:

Другие новости

img

Преимущества аутсорсинга юридической компании

 

Правильные приоритеты – залог успеха

 

На одном из этапов развития бизнеса приходит осознание того, что большая часть времени и денег уходит не на в...

Узнать больше
img

«О! Есть идея » обвинить «ОККО» в финансировании терроризма

Рекламная кампания сети автозаправочных станций «ОККО» - «О! Є ідея», привела к неожиданному повороту. Главный приз в 1 миллион гривен, по всей видимости, побудил сотрудников спецслужб на свою идею, которую они решили опробовать на той же сети «ОК...

Узнать больше